«Чтобы выполнить обязательства «СУ-155», я отдал все свое имущество»

Статья опубликована в № 4607 от 12.07.2018 под заголовком: Михаил Балакин: Чтобы выполнить обязательства «СУ-155», я отдал все свое имущество

Михаил Балакин о том, как он потерял компанию и почему решил баллотироваться в мэры Москвы

11.07.2018Ведомости

Основатель «СУ-155» Михаил Балакин

«СУ-155» стала строительной компанией № 1 в России, когда в 2013 г. отчиталась о рекордных продажах квартир. А на следующий год подмосковные власти впервые усомнились в финансовой устойчивости «СУ-155». Дальше – больше: технический дефолт по оферте на облигации, иски от кредиторов; Москва и область перестали выдавать разрешения на новые стройки, а покупатели – покупать квартиры.

Компанию сгубила неправильная модель ведения бизнеса, говорили тогда конкуренты: имея в активе около полусотни предприятий по производству стройматериалов и десятки тысяч человек персонала, компания сделала ставку на загрузку мощностей, а не на прибыль. Создав с нуля крупнейшую в стране строительную компанию, Михаил Балакин потерял ее вмиг – это случилось в конце 2015 г. Итог этой истории – квартиры почти для 30 000 дольщиков сегодня достраивает санатор «СУ-155» – банк «Российский капитал», а на топ-менеджеров компании заведены уголовные дела. Балакин тем временем работал депутатом в Мосгордуме и мечтал создать новую строительную компанию. Но около месяца назад стало известно о его намерении баллотироваться в мэры Москвы, ему удалось пройти муниципальный фильтр. И теперь же он решил рассказать «Ведомостям» свою версию того, что случилось с «СУ-155», и каким ему видится правильное управление столицей. Это первое интервью Балакина после краха его компании.

«Когда я понял, что денег не хватает…»

– Как вы планируете управлять многомиллионным городом, если не смогли справиться со своим бизнесом?

– Я считал, считаю и продолжаю считать, что я отстроил этот бизнес и достаточно эффективно им управлял. Компания выросла со 160 до 54 000 человек, выполняла все виды работ, вводила по 1 млн кв. м в год. И все люди, которые принесли деньги в компанию, получат свои квартиры, а бо́льшая часть уже получила.

– Но людям приходилось ждать квартир порой годами, и это их жизнь проходит в этом ожидании. По сути, они оказались обманутыми дольщиками.

– Обманутые дольщики – это, знаете, когда все брошено. А когда все достраивается, это уже не обманутые дольщики. «СУ-155» выполнила свои обязательства.

– Но достраивается-то не за ваш счет?

На вопрос, богатый ли он человек, Балакин отвечает: «Нет. Я же все отдал. Точно не богатый». Из личного имущества, по его словам, осталась только квартира. «Я всегда живу скромно. В моей жизни в бытовом плане ничего не поменялось», – говорит он. Из-за долгов и судов по ним он не может выехать за границу, поэтому на горных лыжах катается на Алтае, а на байдарках – в Калужской, Нижегородской, Рязанской областях.

– А за чей?

– За счет государства.

– Неправда. Достраивается за счет кредитов банка «Российский капитал», которые даются под те активы, которые им переданы. А преподносить это можно как угодно. Мы представляли план спасения компании на межведомственной рабочей группе под председательством бывшего первого вице-премьера Игоря Шувалова. Чтобы выполнить свои [«СУ-155»] обязательства, я отдал по большому счету все свое имущество. Все промышленные предприятия, все производственные активы, все площадки, все нежилые помещения, которые были у компании. Ничего себе не оставил. Этих активов было достаточно, чтобы выйти из кризиса с прибылью. Поэтому я не согласен с утверждением, что достраивается за счет бюджета. И достраивает-то физически в итоге тот коллектив, который работал со мной.

– Почему компания оказалась в такой ситуации?

– Мы не учли риски работы по схеме жилищно-строительных кооперативов (ЖСК). Эта схема не была запрещена законом о долевом строительстве, в основном через ЖСК оформлялись квартиры в Московском регионе, где у нас было больше всего покупателей. Основная причина, почему мы работали по этой схеме, – за мной стояла вот эта огромная махина, мы 1,5 млн кв. м строили в Московском регионе. Мы просто не успевали оформлять все сделки через договоры долевого участия с регистрацией в Росреестре. Но законодательство стали ужесточать, а эту схему – называть нелегитимной. В какой-то момент объемы продаж начали падать, денежные поступления стали снижаться, а перестроиться быстро мы не успели. Год-полтора мне удавалось как-то поддерживать деятельность компании – продали карьеры, чтобы компания продолжала строить.

основатель «СУ-155»

Родился в 1961 г. в Серпухове (Московская обл.). Окончил Московский ордена Трудового Красного Знамени инженерно-строительный институт им. В. В. Куйбышева

работал в структурах «Главмосстроя»

назначен начальником «СУ-155» треста «Мосфундаментстрой № 1»

избран гендиректором АОЗТ «СУ № 155»

начальник оперативно-распорядительного управления реализации городских программ стройкомплекса Москвы

начальник управления оперативного контроля и координации выполнения градостроительных программ стройкомплекса Москвы

председатель совета директоров ЗАО «СУ № 155»

избран депутатом Мосгордумы

А дальше – как снежный ком: нет денег, не можешь обслуживать кредиты, банки денег не дают, дольщики не покупают квартиры, начинают останавливаться стройки, налоговая начинает блокировать счета и т. д. Когда я понял, что денег не хватает и они уже не появятся, я пошел к тогдашнему министру строительства Михаилу Меню. Как сейчас помню, разговор был 17 сентября. Я сказал: «Михаил Александрович, это живая работоспособная организация. Подпитав немного деньгами, можно ее вытащить. А если мы в течение трех месяцев не поддержим ее, мы получим труп – люди разбегутся, а проблемы останутся». Он меня услышал, пошел к руководству страны, и, соответственно, мы представили планы по преодолению кризиса.

– То есть это была ваша инициатива санировать компанию? Казалось, что государство подхватило, чтобы дольщики не вышли на улицы.

– Это была чисто моя инициатива. Я долго думал, что можно сделать. Но в итоге понял, что другого варианта просто нет. Я понял, что компания валится, и я сам попросил помощи. Я всеми способами поддерживал работоспособность организации, а это немаленькая компания, где работали десятки тысяч человек… Меня могут в чем угодно обвинять, но я не стал убегать от проблем – я считаю, что это неправильно.

– А советовали продать и уехать?

– Может, кто и советовал, я не помню. Но у меня своя позиция. И я считаю, что все, что я делал, – делал правильно.

– Сколько дольщиков было у «СУ-155» в Московской области?

– Две трети от всего количества дольщиков – это около 20 000.

– То есть всего у вас было 30 000 дольщиков? «Роскап» говорил о 38 000.

– Нет, их было 30 000. Я приношу свои извинения, что в обещанные сроки мы не смогли выполнить свои обязательства. Но искренне могу заверить: мы прилагали все силы, чтобы выполнить обязательства, мы ни копейки денег дольщиков никуда не вывели.

Полная версия доступна только подписчикамПодписка на «Ведомости» — это:Доступ к материалам с любых устройств на сайте и в приложенииСвежий номер в разделе «Газета»Возможность комментировать статьиОбщее избранное на всех устройствахВозможность делиться закрытыми материалами с друзьямиПодарки для годовых подписчиков{{gift}}

Полная версия доступна только подписчикам